Камбоджиец рассказывает, как ему жилось при «красных кхмерах»

388
красные кхмеры

«Моего брата обвинили в разрушении «единства общины» только из-за того, что он ел один. Однажды ему завязали глаза и увели. Больше мы его не видели»

Лак Сон родился в Камбодже. Но сейчас он живет во вьетнамской провинции Анзянг. Ведь его родного дома в Свайриенге уже нет. «Красные кхмеры» не оставили в соседней стране ничего, за чем ему бы следовало вернуться. Ничего, кроме ужаса и боли.

Жизнь в страхе

красные кхмеры

Сон помнит свою деревню, как тихое место среди золотых рисовых полей. Все изменилось в 1975 году, когда к власти в Камбодже пришел Пол Пот.

«Еще до того, как солнце взошло, а мы успели позавтракать, «красные кхмеры» погнали нас на поля. Мы могли поесть только дважды в день — в полдень и вечером»,

Тогда ему было 17 лет, а сторонники местного режима как раз начали пытать фермеров и реформировать сельское хозяйство. По их мнению, это должно было «очистить нацию» и привести ее к самообеспечению.

Никто не сопротивлялся. Рабские условия труда все равно лучше, чем пытки и убийство за неповиновение.

Но шло время. Фермеры массово умирали. Те, кто выживал, были сильно истощены. Сон с односельчанами начали задумываться о побеге. Они понимали, что здесь их ждала только смерть.

Побег во Вьетнам

красные кхмеры

Глубокой ночью группа из 40 человек покинула деревню. Сон вспоминает, что у них было лишь 20 кг риса, немного посуды и одежды.

Граница находилась в 50 км от деревни. «Красные кхмеры» круглосуточно патрулировали этот отрезок. Беглецы скрывались от них на рисовых полях.

«Каждый раз, когда кто-то замечал патруль, мы падали на землю и ползли по грязи. Все наши вещи были мокрыми».

Внезапно, беглецы услышали сзади выстрелы. Кто-то отстал от группы и жестоко за это поплатился.

«Мы начали паниковать. Мой маленький брат завопил от страха, услышав первый выстрел. Мать прикрыла ему рот и попыталась успокоить».

Ноги взяли верх над головой, и люди кинулись наутек.

На следующий день они добрались до заброшенной деревни, где решили отдохнуть. Кто-то пытался поспать, а кто-то — поесть. Они боялись разводить огонь, — так их могли заметить. Поэтому рис пришлось есть сырым.

Вдали раздались голоса. За ними гнались.

«Мы вскочили, быстро собрали вещи и бросились к рисовым полям. Но некоторые из пожилых людей уже не могли идти».

Не мог двигаться и дед Сона. После бега его ноги слишком опухли.

«Он просил нас спасаться. Говорил, что все в порядке. Говорил, что итак прожил долго».

У них не было времени даже поплакать и попрощаться. И уже в полях Сон услышал, как в деревне раздались выстрелы.

Спасение

красные кхмеры

Потеряв по пути еще несколько соплеменников, беглые фермеры, наконец, добрались до границы. Там они увидели солдат, несущих красный флаг с желтой звездой.

«Мы закричали и кинулись к ним. Они отправили нас вперед, а сами встали сзади, чтобы прикрывать нас. Стариков и детей посадили на танки».

Так они дошли до района Chau Thanh в провинции Тайнинь. В 1977 году «красные кхмеры» стали устраивать вылазки на вьетнамские территории, а потому камбоджийцев переселили в провинцию Анзянг. Там Сон и остался жить со своей семьей. Там же женился на такой же беглой кхмерке.

Свои среди чужих

«Красные кхмеры» устроили своим согражданам настоящий геноцид. За годы правления Пол Пота погибло почти 1,8 млн камбоджийцев. Это 25% всего населения страны.

С 1977 по 1978 годы тысячи беженцев нашли убежище во Вьетнаме. Среди них были даже видные политики. Например, нынешний премьер-министр Камбоджи Хун Сен. Обычно они селились в приграничных провинциях, таких, как Тайнинь, Биньфыок и Лонган.

Во время переговоров между Вьетнамом и Камбоджей часть беженцев решила вернуться. Там их убили.

Остальные поняли, что остались у соседей надолго, и местные власти стали их благоустраивать.

В 1979 году вьетнамские войска вошли в Пномпень и освободили Камбоджу от диктатуры Пол Пота. Но, как мы уже говорили, Сон решил не возвращаться.

Источник: VnExpress
Перевод: Никита Гребенников