Ужин в темноте: работа для слепых в Сайгоне

78
Ужин в темноте работа для слепых в Сайгоне.

В самом центре Сайгона находится небольшой ресторан, где посетители добровольно едят блюда в темноте

На короткое время гости заведения оказываются во власти темноты – в тех условиях, в которых обслуживающий персонал и официанты живут не только на работе, но и вне ее.

Весь персонал ресторана под названием Noir, расположенного в районе 1, состоит из незрячих людей, а все блюда подаются и употребляются в совершенно тёмном зале. Ресторан обеспечивает работой многих слабовидящих и дарит уникальный, порой удивительно богатый на эмоции опыт для посетителей, рискнувших поесть в полной темноте.

«Это мой мир, здесь я чувствую себя наравне со всеми, более достойной уважения», – говорит Thu Pham, 31-летняя работница ресторана. У Thu Pham были проблемы со зрением с самого детства, и вот теперь она ослепла окончательно. Последние два года она работает в ресторане официанткой. «Снаружи приходится бороться, но внутри все по-другому», – добавляет она.

hu Pham сервирует столы

Первый ресторан в темноте был открыт в Цюрихе, Швейцария, в 1999 году преподобным Хорхе Шпильманном, который также был слепым. С тех пор во всем мире открылось еще около десятка подобных заведений. Миссия этих ресторанов заключается не только в том, чтобы подарить посетителям незабываемые впечатления, но и в том, чтобы те, кто видит, ощутили на себе, что значит потерять зрение.

В Noir работают 11 официантов, которые являются слабовидящими или полностью слепыми, а также 11 человек с дефектами слуха различной степени тяжести. От частичной потери до полной глухоты. Они встречают посетителей у дверей заведения.

Ресторан был открыт Tu Vu и Germ Doornbos. Оба работали в ресторанной и гостиничной индустрии, прежде чем почти четыре года назад совместно организовали новое предприятие, вдохновленные подобными ресторанами, которые были открыты ранее.

«Noir – это нишевый бизнес, ориентированный на слабовидящих», – сказала сестра Kim Phung Le, директор Центра Nhat Hong для слепых в районе Thu Duc в Сайгоне. Она часто рекомендует людей для работы в ресторане. «Когда вы устраиваетесь на работу, благотворительность заканчивается, вы должны доказать, что вы способны работать».

Официанты должны быть не только коммуникабельны и готовы к обучению, но и должны говорить по-английски, так как большинство посетителей, которые обедают в ресторане, иностранцы. Это конкурентная работа, предназначенная для тех, кто имеет доступ к большему количеству ресурсов и образованию.

Людям с ограниченными возможностями во всем мире тяжело найти работу. В Сайгоне многие слабовидящие зарабатывают на жизнь продажей лотерейных билетов или массажем. Le говорит, что в городе с редкими возможностями для занятости слепых и слабовидящих Noir – это не только бизнес, но и решение этой проблемы.

«Многие не предоставляют слабовидящим время и пространство, которые им необходимы», – говорит она. Тем не менее, она хвалит Noir за их способность делать всё, что требуется для обучения новых официантов.

«Tu Vu брал на работу молодых людей без навыков и обучал их в течение трех месяцев, и как только у него появлялась уверенность в их возможностях — у них появлялась работа», – говорит она о совладельце ресторана.

Обед в темноте начинается с нескольких игр. Во-первых, гостям завязывают глаза и дают головоломку. Это вызывает смех у посетителей, поскольку, казалось бы, простая задача оказывается довольно трудновыполнимой вслепую. Далее им дают задание отыскать скрепки в небольшой миске с рисом, что оказывается для них не менее сложно.

Гости могут выбрать из меню вид еды, который они хотят, и предупредить персонал о любой пищевой аллергии. Какое конкретно блюдо им принесут, остаются загадкой. Затем посетители направляются в темную комнату.

В течение чуть более часа посетители вынуждены полагаться на тактильные ощущения, вкус и запах, чтобы съесть своё блюдо. Иногда бывает, что вилки не попадают в тарелку, а в некоторых случаях разговоры в комнате будут становиться всё громче, поскольку гости ищут другие способы дополнить свое общение из-за временной потери зрения.

В пятницу вечером в июне шум стал настолько сильным, что официанты были вынуждены вежливо напомнить гостям о необходимости понизить свои голоса, чтобы они не мешали им работать.

Подобный опыт – это весело. Сотрудники надеются, что гости уходят с благодарностью и новым пониманием жизни слепых.

«Я хочу, чтобы зрячие люди считали нас тоже людьми, ведь мы можем делать все, что могут делать они»,

– сказал Ma Thi Hong Phan.

Она выросла в деревне в провинции Биньтхуан и постепенно потеряла зрение. Она слышала шепот за своей спиной по мере того, как зрение ухудшалось. Она говорит, что многие в деревне считали её бесполезной.

Phan готовит столы к обеду. В комнате хорошая звукоизоляция для более захватывающих ощущений обеда в темноте.
Phan готовит столы к обеду. В комнате хорошая звукоизоляция для более захватывающих ощущений обеда в темноте

Ей прописали очки в восемь лет, но через десять лет линзы в очках увеличились до максимальной толщины и больше не помогали ей видеть.

«Это было тоже самое, что открыть глаза под водой»,

– сказала она.

В 18 лет она переехала в Сайгон и у неё диагностировали пигментную дистрофию сетчатки, необратимое генетическое заболевание глаз с возможностью применения нескольких вариантов лечения. Диагноз поверг её в глубокую депрессию. «Я думала о смерти», – говорит она, шокируя своим высказыванием нескольких коллег, которые сидели поблизости.

Год спустя, вдохновленная своим учителем химии из родной деревни, она поступила в колледж по специальности «химия». Она искала профессоров и докторов, чтобы провести исследование своего состояния, но все они отказались ей помочь.

Она быстро закончила обучение, но кроме некоторых репетиторских сессий так и не смогла найти себе работу учителя химии, о которой мечтала.

Она обратилась в Noir четыре года назад и стала одной из первых, кто начал работать в ресторане. Она по-прежнему интересуется химией, слушает видео на YouTube и даёт уроки студентам. Phan изучает шрифт Брайля для того, чтобы уметь применять его, работая учителем химии в школе для слабовидящих.

«Я совсем новичок в слепом сообществе», – говорит она. Поэтому Phan продолжает приспосабливаться к своей новой «жизни в тумане», и работать над своими целями. Noir дал ей возможность зарабатывать и независимость, ведь они с мужем воспитывают своего почти двухлетнего сына.

«Хошимин – лучшее место для несчастных людей», – делится Phan. «Никто не сплетничает о нас, поэтому мы можем делать то, что хотим»,

– добавляет она.

Это уверенность в своих силах, которая приходит с получением работы. То, что делает Noir для своих слепых сотрудников, оказывает небольшое, но важное влияние на слепых людей, которых они нанимают.

«Это бизнес не только для зарабатывания денег, но и для людей»,

– говорит сестра Le из центра Nhat Hong.

Источник: saigoneer.com